Наша медицина сегодня


Чем больна сегодня наша медицина? – «Жәрдем»

Помнится, лет 30 назад мы очень чтили

участкового врача. Он был почти членом се-

мьи, доверенным лицом, ангелом-хранителем

нашего дома. Нынче болезней не убавилось,

но мы подзабыли дорогу в поликлинику, и кто

наш участковый врач, знать не знаем и ведать

не ведаем. И не потому что он нам не нужен, а

потому что мы ему глубоко безразличны.

НОСТАЛЬГИЯ ПО УЧАСТКОВОМУ

ВРАЧУ

А если по великой необходимости при-

дешь к нему, то выстоишь очередь и потом,

сидя напротив него, будешь минут 15 выжи-

дать, когда он заполнит бог весть какие бу-

маги, с трудом оторвется от них, просмотрит

твои анализы и примется вновь заполнять бу-

маги. А если ты возникнешь по поводу своих

болячек, он может поинтересоваться не без

иронии: "А вы давно заглядывали в паспорт?

Нет-нет, вы поинтересуйтесь, сколько вам

лет", - что как-то сразу расставляет все акцен-

ты в наших взаимоотношениях с врачом. При-

чем не только с участковым. Хотя по инерции

мы хотим уважать человека в белом халате,

равно как и учителя школы. Но почему стал так

неинтересен больной врачу? И почему упал

престиж врача в глазах больного?

Вот эти далеко не безобидные вопросы

стали как бы точкой отсчета в нашей беседе с

Ириной Плугиной, терапевтом Института кар-

диологии и внутренних болезней, молодым,

креативным врачом, так сказать, новой фор-

мации.

- Чем сегодня живет молодой практику-

ющий и перспективный в силу своей моло-

дости врач? Позади у вас семь лет учебы…

- …с интернатурой, то есть первичной по-

следипломной специализацией. И сверх того

два года ординатуры, или, как теперь говорят,

- резидентуры. Проще говоря, это практика-

стажировка на рабочем месте.

- Вот уже три года вы являетесь полно-

ценным практикующим врачом, и после 9

лет учебы ваша зарплата составляет…

- Моя ставка - 40 тысяч тенге, которые я

получаю на руки без каких-либо надбавок.

Профессия врача в высшей степени ответ-

ственная, поскольку мы отвечаем за здоро-

вье и жизнь человека, и зарплата, которую

мы получаем, - это явное неуважение к нашей

профессии. И что мы видим в результате?

Нежелание врача работать с пациентом, и не-

желание пациента довериться врачу. Моя зар-

плата ниже, чем зарплата дворника. К дворни-

кам я отношусь с уважением. Но, мне кажется,

есть разница между тем, что делает дворник,

и тем, что делает врач, а нас уравняли. Не ду-

маю, что это делает честь нашему обществу.

- По этой логике врач - обслуживающий

персонал?

- Да, я часто слышу от пациентов, которые

к нам приходят: "Мне не понравились ваши

услуги". Вообще-то врач не оказывает услуги,

он лечит. Но, очевидно, все перешло в некий

рыночный вариант, и тогда вполне закономер-

но работа врача называется "медицинские ус-

луги". И уже исходя из этого, можно говорить

о качестве медицинских услуг, об их стоимо-

сти. Как на СТО: автослесарь, автозаправщик.

Так, наверное, и мы, врачи - обслуживающий

персонал. В семье, конечно, не без урода, есть

и малообразованные, малознающие врачи.

Есть и те, для кого в первую очередь важна

толщина кошелька пациента…

ВРАЧ НЕ РВАЧ, А ПРОСТО НИЩИЙ

- Минутку, давайте на этом задержим-

ся. Почему в больницу пришел неквалифи-

цированный врач?

- Возможно, потому, что появилось очень

много грантов, которые государство выделяет

на обучение в медицинском институте, и люди

поступают сюда не по призванию, а чтобы по-

лучить корочки. Между тем, у нас огромная

нехватка врачей в областях и селах. Со мной

вместе учился в резидентуре парень, который

перед этим четыре года отработал в селе. Его

уговорили поехать туда, обещая помощь и

поддержку. И все четыре года он нищенство-

вал, выживал как мог. А у него, между прочим,

семья, дети. Ему как мужчине надо было их

элементарно кормить, и пациент мог предло-

жить ему разве что десяток яиц - пациент сам

бедствует. От государства помощи никакой, и

молодой специалист остается у разбитого ко-

рыта наедине со своими проблемами. Он прав-

дами и неправдами хотел уехать в город. Но в

городе проблем не убавилось, зарплата все та

же нищенская, семью надо кормить. Кое-кто из

моих сокурсников на третьем-четвертом году

обучения делился планами на будущее: буду

хирургом! Тебе еще учиться и учиться, говорю.

Неважно, отвечает, главное - срубить бабки.

Нужна операция? Деньги на бочку, лишь после

этого я удалю аппендикс.

- Но, выходит, цинизм оправдан, по-

скольку человек предвидит, что окажется

в нищете?

- Выходит так. Лично я хорошо отношусь

к пациентам, люблю свою работу. И мои кол-

леги, с которыми я работаю, - специалисты от

бога, тоже преданы профессии. Но каждому

хочется создать семью, а значит нужна квар-

тира, но - от наших трудов праведных не по-

строишь палат каменных. Чтобы получать хотя

бы в полтора-два раза больше, надо круглые

сутки работать, работать, работать, не видя

света белого. Но это невозможно! Вы спра-

шиваете, почему появились неквалифици-

рованные врачи? Недавно я встретила нашу

преподавательницу по неорганической химии.

Мы изучали этот предмет в течение года. Я

не хочу сказать, что мне в моей каждодневной

работе приходится решать какие-то химиче-

ские уравнения, но знание химии помогает мне

структурировать мою логику, помогает совер-

шенствовать мои навыки, учит думать, учит

работать. Затем год мы тратили на изучение

органической химии, анатомии, физиологии.

Это те столпы, на которых строится профес-

сия. И вот преподавательница сказала мне,

что сейчас пытаются свести цикл изучения хи-

мии к шести учебным дням, причем изучать ее

на факультативе. Это надо комментировать,

или и без комментариев все ясно? Причем по-

добный щадящий режим познаний пытаются

внедрить и по остальным основополагающим

предметам. В результате человек, обучаю-

щийся в медицинском университете, не знает

Чем больна сегодня наша медицина? ГИППОКРАТОВЫ РЕФОРМЫ

основ, не понимает того, как все работает в

человеческом организме. Будущего врача за-

ставляют выучить какие-то лечебные алгорит-

мы, не более того. И вместо думающих врачей

получаются бездумные роботы.

- Но общее время обучения осталось

то же самое? Чему же тогда учат будуще-

го врача? Что - идет какая-то оптимизация

учебного процесса?

- Не знаю. Скорее всего, они делают упор

на профессиональную практику. Но какая мо-

жет быть практика без понимания основ этой

практики? Студенты, которые проходят обуче-

ние у нас на кафедре, не знают многих азбуч-

ный вещей. И это незнание тянется за ними по-

том, уже во время их самостоятельной работы.

Так что медицина во многих местах у нас на

уровне 60-70-х годов.

- Но врачи тех лет были куда внима-

тельнее к пациенту…

- Да, но за минувшие полвека появились

новые, более эффективные препараты, но-

вые возможности в лечении. Впрочем, если

говорить о врачах в регионах, беда все та же:

мизерная зарплата. У человека нет стимула к

профессиональному росту: будь он семи пя-

дей во лбу, зарплата будет все та же, и он по

инерции пытается дотянуть до пенсии.

- Для меня это все же загадка: как об-

учали будущих врачей семь лет…

- Теперь даже больше.

- Вот видите - и время обучения, и его ин-

тенсивность возросли, а человек стал знать

меньше. Более того, я слышал, что сейчас в

мединститутах и латынь уже не изучают!

- Да, не изучают. А что?

БЕЗ БУМАЖКИ Я БУКАШКА, А С БУ-

МАЖКОЙ - ЧЕЛОВЕК

- Так как же выписать рецепт?

- На изучение латыни отводится несколь-

ко дней. Все это опять же сведено к какому-то

факультативу, и кафедра латинского языка

упразднена. То есть фундаментального обра-

зования теперь уже нет. Может быть, это свя-

зано еще и с тем, что теперь врач работает

не с человеком, а с бумагой. Вы себе даже не

представляете, какое количество документов

мы каждый день заполняем. Вся медицина

сейчас сводится к тому, чтобы в соответству-

ющей графе соответствующего отчета была

вовремя поставлена галочка. Статистика и хо-

рошие показатели превыше всего! Идет борь-

ба за результаты. Человека за бумагами тот

же участковый терапевт не видит и видеть не

может. Он и рад был бы пообщаться с паци-

ентом, но - некогда! Надо отчеты составлять.

Проверяющих - тьма. Лично я половину рабо-

чего дня трачу на заполнение документов, и

день ото дня их становится все больше. И про-

исходит разочарование в профессии, потому

что нет столь нужного восторга в глазах, нет

ощущения отдачи, нет, в конечном счете, ощу-

щения того, что ты - доктор и что ты помогаешь

людям. Ощущение такое, что ты канцелярская

крыса. Кипа бумаг, куча проверяющих органов,

для которых проверки - смысл жизни и залог

их благополучия.

- А проверяющие - это специалисты-

медики?

- Очевидно, когда-то они заканчивали ме-

дицинский университет, а потом прошли спе-

циальные курсы по менеджменту

в здравоохранении и вступили в

ряды организации, которая на-

зывается "Комитет контроля ка-

чества медицинских услуг", либо

фармконтроля. Это огромная ар-

мия чиновников, которая пациен-

та видела разве что на заре своей

туманной юности.

- Насколько я понимаю, им

не нужны пациенты, им нужны

врачи?

- Да, им нужны врачи, что-

бы их препарировать, контро-

лировать и уличать, если мы

отступим хотя бы на шаг от уза-

коненных норм. А нормы эти двух-

трехлетней давности, врачебная

практика движется, естественно,

с опережением, но отступать от

нормативов и утвержденных про-

токолов - ни-ни! Протоколы эти за-

частую смешны, нежизнеспособны

и не нужны, к практике имеют

весьма отдаленное отношение. Но

не дай бог их нарушить! Нас тот-

час же наказывают рублем, клини-

ка может недополучить средства

от Минздрава. Махровый формализм. Но ког-

да сталкиваешься с такой стеной бюрократии,

у тебя просто опускаются руки. Первый год

работы для меня это было мукой мучениче-

ской, сейчас я пообвыкла и приноровилась к

бумажному крючкотворству, я поняла: от этого

никуда не деться.

КТО У РАЗБИТОГО КОРЫТА?

- Вы освоили приемы бюрократии?

- Да. И "жить стало легче, жить стало ве-

селей". Пришло понимание, что пациент - дело

второе, а главное - не делать ошибок в отче-

тах, чтобы избежать штрафов. И буквально

все вынуждены играть в эти бумажные игры.

У нас пациент имеет полное право на выбор

любого стационара республики. Люди это

любят: "я имею право". И невдомек им, что у

каждого стационара есть свой экономический

план, и пациент в этот план зачастую не впи-

сывается, ему отказывают в госпитализации.

Дескать, нет мест. Пациент недоумевает: у вас

же есть свободные койки. Койки-то есть, отве-

чают ему, но мы не можем брать сверхплано-

вых больных. За перевыполнение бюджетного

плана последуют штрафные санкции: за пере-

выполнение на 5 процентов от общего плана с

клиники снимают до 30 процентов бюджетных

денег, а если план перевыполнен на 10-15 про-

центов, могут снять весь бюджет. То же самое

происходит и с экстренной хирургией. Недавно

надо было срочно прооперировать человека

с острой язвой. Завотделением лишь руками

развел: не могу! Да, операция нужна, но из-за

каждой лишней госпитализации, говорит он,

меня бьют по шапке, бьют рублем, мы недопо-

лучаем деньги. То есть коллектив страдает ма-

териально. Это странно и глупо, но это реаль-

ность, в которой мы живем. Какой может быть

план, когда речь идет об экстренной хирургии?

Но, повторяю, людям нравится формулировка

"я имею право", и у нас сплошь и рядом кон-

фликты, когда человеку отказывают на закон-

ных, казалось бы, основаниях.

- То есть пациент право имеет, а врач

права не имеет. И оба они - и пациент, и

врач - оказываются у разбитого корыта?

- Вообще-то, некоторые пациенты хорошо

освоили технику жалоб, врачу от них не поздо-

ровится. Врача вызовут в комитет контроля

качества медицинских услуг. Он должен будет

написать кучу объяснительных и заплатить за

что-то штраф. А врач - может ли врач пожало-

ваться на пациента?

- Население в наши дни стало более ин-

формированным, в том числе и в вопросах

медицины. Это хорошо. Но порой это может

сослужить больному дурную службу…

- Надо отличать информированность

от истинных знаний, которыми располагает

лишь профессионал. Людям кажется, что они

все знают. Если за границей в аптеке можно

купить лишь йод, аспирин, парацетамол и ви-

тамины, то у нас в аптеке можно купить любое

лекарство, в том числе и антибиотики, а это

прямая дорога к самолечению. Пациент на-

строен по отношению к докторам агрессивно,

тем более что у него наверняка уже был опыт

общения с некомпетентными и недобросовест-

ными врачами. Ситуация сложная. Здесь и яв-

ные просчеты в медицинском образовании, и в

нашем образовании вообще, в тестовой струк-

туре сдачи экзаменов, граничащей с явной глу-

постью. У человека нынче тестовое сознание.

Есть вопрос и три ответа на него - постарай-

ся угадать верный. Логарифмичное сознание

преследует сейчас всех, в том числе и врачей.

Сейчас как бы отпала необходимость думать

и принимать самостоятельные решения. А что

вы хотите? Человек 12 лет подряд изучает те-

сты, в школе и вузах сводят на нет изучение

химии, биологии, литературы, то есть того,

что формирует его как личность и развивает

в нем мыслительные способности. У человека

возникает кроссвордное сознание, у него от-

падает необходимость рассуждать. А устный

экзамен, хотим мы того или нет, - это творче-

ский акт. У нас его практически искоренили. И

в результате вместо врачей мы можем полу-

чить парамедиков.

- А это что еще такое?

- На Западе, чтобы работать в скорой по-

мощи, не надо быть врачом, достаточно прой-

ти краткосрочные курсы парамедицинской

службы. Там учат, как реагировать в той или

иной ситуации, на какую кнопку нажать и ка-

кое дать лекарство, чтобы довезти пациента

до клиники и сдать его врачу-профессионалу.

У меня порой складывается впечатление, что

наши медицинские вузы выпускают сейчас не

врачей с фундаментальными знаниями, а па-

рамедиков, усвоивших некий набор приемов,

имитирующих лечение больного.

- Чем дольше мы говорим с вами о

проблемах нашей медицины, тем глубже

оказываемся в тупике. То, что наша меди-

цина неблагополучна, понятно и врачам, и

пациентам, и проверяющим органам. Какой

выход из положения видите вы?

- У нас в советские времена было хоро-

шее качественное семилетнее медицинское

образование, которое давало нам добротных,

крепких специалистов. Не надо эксперимен-

тировать, надо просто вернуть все это. Со-

кратить количество квотных мест, чтобы была

конкуренция при поступлении в медицинский

вуз и поступали бы в него только те, кто этого

действительно хочет, кто чувствует призвание

быть врачом. И если он окончил медицинский

вуз, то дать ему ту зарплату, за которую он

дрался еще будучи абитуриентом. Возможно

это? Думаю - да. Наверное, надо сделать так,

чтобы человеку не было мучительно грустно и

трудно, когда он приезжает в село по распре-

делению. Врачу нужно вернуть статус уважае-

мого обществом человека.

Проблема еще и в том, что в силу нашей

восприимчивости к западным стандартам, мо-

дернизациям и всяким акциям мы стали слиш-

ком "косить" под Запад - от Болонского процес-

са до технологий в образовании, утрачивая

при этом то хорошее, что было. Это не только

в медицинских вузах, но и в гуманитарных, и в

технических. В советском Казахстане были и

крепкие кадры, и преемственность поколений

специалистов. Сейчас все это практически

разрушено. И по многим образовательным

институтам можно совершенно точно сказать,

какое неблагополучие ждет нас, когда уйдет

поколение тех, кому сейчас за 50. Потому что

те, кому сейчас сорок, едва ли будут способны

дать жизнь новой генерации специалистов - их

отучили думать.

И наконец: медицина тонет в бумажной

метели. Неблагополучие в искоренении неду-

гов и болезней армия контролирующих и про-

веряющих пытается прикрыть фиговыми лист-

ками отчетов, циркуляров и невразумительных

нормативов. А пациент - нечто вторичное и не-

нужное, заложник индикаторов и показателей.

POST SCRIPTUM

Вот такие вот размышления и выводы

молодого доктора. Кстати, профессия врача

у Ирины Плугиной династийная, семейная.

Мама - опытный анестезиолог, отец - крупный

военврач. Еще и поэтому все вышесказанное -

не досужие мысли, это то, чем живет большая

семья медиков, для которых врачебное дело

- призвание, если хотите, миссия и высокое

служение.

Итак, медицина пребывает в странном

состоянии, близком к абсурду. Что делать?

Думать, как ее вытащить из анабиоза. И воз-

вращаться к здравому смыслу. Тут нужна воля

людей умных, образованных, современных и

мыслящих, которые, очевидно, и возглавляют

Минздрав. Ситуация по детскому суициду, по

детской и материнской смертности, по тубер-

кулезу у нас гораздо печальнее, чем во многих

странах мира. Можно, конечно, и дальше за-

малчивать это, но какой в том резон? Систе-

му здравоохранения надо менять и не карать

тех, кто об этом говорит, кому действительно

небезразлична ее судьба, а вместе с ними

искать пути ее преобразования. В интересах

простого человека, а не армии проверяющих

- нет на них Гоголя, а заодно и Салтыкова-Ще-

дрина

zhardem.kz

Реформа здравоохранения в России. Взгляд "Врача Мира"

Этот выпуск программы «За и против» посвящен проблемам улучшения качества медицины и реформирования системы здравоохранения в современной России. Гость студии – известный отечественный и американский пластический хирург, лауреат международной премии «Врач мира» Хасан Баиев. В беседе с ведущим «За и против» Хамзатом Наврузовым он поделился мнением о положении, в котором оказалась страна в результате усиливающейся деградации системы здравоохранения и медицинской науки. Известный врач рассказал также о зарубежном опыте организации работы медицинских учреждений и дал свою оценку перспективам пророческой медицины.

Было ли в России нормальное здравоохранение?

Существует мнение, что в России никогда не было нормальной медицины, ее нет сейчас и, что вряд ли она у нас когда-нибудь будет. Но медицина у нас все-таки когда-то была. Как ни крути, но советская медицинская школа по праву считалась одной из лучших в мире. Однако 90-е годы и начало 2000-ых оставили свой отпечаток и на сфере здравоохранения.

Последние два десятка лет перед врачами невероятно остро стояла этическая проблема: либо ты продаешься, либо ведешь нищенский образ жизни. Из больших специалистов в медицине остались единицы, и то благодаря фанатичному отношению к своей работе. Но, при этом различные правительственные ведомства ежегодно рапортуют о хорошем финансировании медицины. Но вкладывать деньги в российскую медицину в том виде, который она имеет сейчас - это равносильно тушению костра бензином.

Если представить гипотетическую ситуацию, где больницы в один момент будут обеспечены по последнему слову техники и новейшими лекарствами, а работающие в ней врачи получат такую же зарплату как их коллеги в США то, смею предположить, что на качестве лечения большинства пациентов это отразится мало, потому что нужны комплексные меры.

Проблемы российского здравоохранения сегодня

Давайте обратимся к инфографике, которая нам покажет наиболее острые проблемы в российском здравоохранении.

Из наиболее острых проблем в российском здравоохранении можно выделить следующие:

 

Каким должно быть российское здравоохранение

Какие проблемы стоят сегодня перед отечественным здравоохранением, и какие меры надо предпринять для того, чтобы вернуть ей достойное положение в современном мире?

Об этом мы поговорим сегодня с нашим гостем, российским и американским пластическим хирургом, лауреатом международной премии «Врач мира» Баиевым Хасаном Жунидовичем.

- Хасан Жунидович, ассаламу алейкум.

- Ва алейкум ассалам.

- Вот, пожалуй, начну с достаточно простого вопроса : как вы оцениваете сегодняшнее состояние российской медицины и, какое место вы отводите ей в вашем учреждении, в котором вы непосредственно работаете?

- После развала Советского союза вся система здравоохранения была полностью развалена, но, если взять сегодняшнюю систему, то с каждым годом, конечно же, она меняется в лучшую сторону. И в том учреждении, в котором я работаю, в принципе, многое изменилось в лучшую сторону, потому что есть очень хорошее оснащение, оборудование, хорошие возможности обследовать больного и правильно диагностировать заболевание.
Поэтому сегодня большие возможности в том плане, что раньше их не было, а сегодня есть. Поэтому, конечно, во многом, сегодня лучше.

- Когда начался системный кризис в медицине?

- Системный кризис начался после развала Советского союза. Потому что я помню, что тогда система работала четко. Конечно, развалился Советский союз и, полностью в корне надо было менять систему. К этому нужно было придти, многому надо было научиться, чтобы выстроить эту систему, которая работала бы на благо людей.

- Когда все-таки отечественная медицина выйдет на такой уровень, чтобы не мы ездили на лечение заграницу, а иностранцы ездили к нам, как вы считаете?

- Приведу простой пример: в Турции, например,10 лет назад, настолько была слабая медицина, а сегодня посмотрите, туда приезжают иностранцы. У моих знакомых американцев жены ездили в Турцию рожать. Во-первых, и дешевле, во-вторых, уровень здравоохранения настолько подняли, выделив очень большой бюджет. Они полностью изменили всю систему здравоохранения, приглашая самых лучших специалистов со всего мира, обучая и отправляя на стажировку - год, два, три – за границу. И эти же специалисты возвращаются и, конечно, уровень и подход уже другой.

Поэтому, для того, чтобы, сегодня иностранцы могли к нам приезжать оперироваться, мы еще должны многому научиться. Даже сам подход к пациенту. Потому что я знаю, что многим иностранцам, которые живут в России и которым нужна срочная операция, говорят - «Езжайте в любую страну, а мы оплатим страховку и все услуги». Но не в России. Нет доверия. Поэтому над этим, конечно, работают. Думаю, скоро мы достигнем такого же уровня, чтобы к нам ездили оперироваться и лечиться.

- Если сравнивать западный опыт, то, как обстоят у нас дела с высокотехнологичной медицинской помощью? Есть ли разница?

- Есть разница. Но, опять же, есть сильные и слабые стороны: например, если только в федеральном центре могут оказать самую высококвалифицированную помощь, именно только в Москве. К сожалению, в других городах у нас ее нет, поэтому все едут в Москву, хотя не у всех есть возможность. Чтобы попасть туда нужно пройти целую бюрократию: пока стоят в очереди, пока собирают все эти бумаги и т.д. уходит время. Поэтому нам нужно еще многому научиться.

Диспансеризация

- Одним из главных достижений советского периода считалась и, считается до сих пор, достаточная большая и эффективная профилактическая работа медицинских сотрудников. После всем нам известного развала ситуация ухудшилась. Как вы думаете, сейчас ситуация управляется в лучшую сторону?

- Знаете, я вот помню, когда только окончил институт, я проходил интернатуру. Нас всех направляли в школы, детские садики, чтобы мы консультировали и давали рекомендации родителям: что вот тут зуб надо лечить, вот здесь надо подрезать уздечку и т.д. На ранней стадии мы выявляли все проблемы, была очень мощная диспансеризация. Сегодня ее нет, поэтому такая большая статистика заболеваний. Конечно, сегодня в первую очередь надо восстановить эту систему, чтобы люди на ранней стадии смогли подлечиться, оперироваться, чтобы это система работала на благо здоровья.

О прививках

- У меня назрел вопрос: в последнее время увеличивается число скептиков и людей, которые относятся критически, непосредственно, к детским прививкам, объясняя это тем, что в этом заинтересованы больше всего различные фармацевтические корпорации, лоббистские органы в лице различных чиновников, другие считают, что благодаря этим прививкам человечество вышло на совершенно новый, качественный уровень жизни, улучшило свое здоровье. Что вы думаете по этому поводу?

- Я считаю, что есть заболевания, от которых нужно делать прививки: от туберкулеза, гепатита и.т.д. А тут каждый год предлагают новый вирус гриппа и я, честно сказать, не сторонник того, чтобы каждый год делать прививки. Лучше пускай организм работает. Если ему суждено заболеть гриппом, то заболеет.

- Хасан Жунидович, наши коллеги подготовили небольшой телерепортаж на сегодняшнюю тему. Давайте его посмотрим.

Почему обеспеченные россияне едут лечиться за границу?

Очевидно, потому что рассчитывают получить более квалифицированную медицинскую помощь, как говорил герой романа «Двенадцать стульев»: «Заграница нам поможет». И, ведь действительно, помогает: только плати деньги да лечишь на здоровье.

Виталий Румянцев (профессор, главный врач клиники «ОН КЛИНИК» : «Как правило, пациенты из России, отправляются в крупные медицинские центры, в которых действительно сконцентрированы специалисты высокого уровня и высокотехнологичная медицинская помощь. И, кроме того, отличные организации самой системы медицинского обслуживания: от приема пациента и, если это необходимо, и реанимационных служб, анестезиологических и пр. Эта помощь там оказывается действительно на высоком уровне.
Мы порядком отстаем в области медицины от стран Запада и уже не только от них.

При этом часто, имея сравнительно одинаковый уровень специалистов, обмен опытом с зарубежными коллегами сводит разницу к минимуму. И, тем не менее, мы почему-то плетёмся в хвосте. Среди основных причин эксперты называют низкое финансирование научных  исследований и практическое отсутствие фармацевтического производства. Также, к числу проблем можно отнести высокую долю контрафакта. По официальным данным прошлого года порядка 15% от всех лекарств, продаваемых в России, подделка.

Виталий Румянцев: "Можно, конечно, создать один, два или три завода, выпускающих медицинские препараты. И можно даже создать на всю Россию один какой-то препарат от каких-то заболеваний, но на Западе это происходит в совершенно другом режиме. Крупные фармацевтические компании являются спонсорами научных исследований по поиску новых возможностей лекарственной терапии.

Как ни странно, люди сегодня едут лечиться не только в Европу и Северную Америку, но также в Индию и Турцию. Высокоэффективные препараты в частном порядке привозят аж из Египта, где за  подделку лекарств грозит смертная казнь. Растет число обращающихся к альтернативной медицине. Как показывает практика, банки, иглоукалывание и кровопускание исцеляют от множества болезней не хуже российских больниц.

Лариса Демидович (заместитель главного врача клиники "Парамита"): "Для того чтобы лечить какое-то заболевание, необязательно быть в этом замкнутом круге. Есть альтернатива в том, что человек при любом заболевании что-то должен изменить в себе. Это связано не только с тем, что нужно купить и выпить таблетку, ему даны рекомендации по образу жизни, питанию. Мы к этому очень серьезно относимся: сколько пить ему воды, как, когда и в какое время принимать те же травы".

При этом врачи клиник восточной медицины зачастую имеют и классическое медицинское образование, что позволяет им иногда глубже разглядеть суть проблемы пациента. Как говорят специалисты, в отличие от всем привычной медицины они лечат не следствие болезни, а саму причину.

Лариса Демидович: "В классической медицине доктор назначает тот препарат, который рекомендуют медицинские представители, не учитывая заболевания, сопутствующие у пациента, его состояние и т.д. Поэтому получается, что многие препараты действуют, многие не действуют и их такое огромное количество, что были бы деньги их можно менять. Это приводит к хронизации процесса. Т.е. приводит к тому, что угасают какие-то симптомы, но пациент не лечится".

Самое настораживающее, что ситуация с медициной в России не улучшается и в результате реформ последних лет. Постепенный отход от бесплатной медицины, лимитирование времени врача на прием одного пациента, оптимизация работы государственных учреждений особенно больно бьют по малоимущим гражданам. Но это уже совершенно другой разговор: не о самочувствии человека, а о здоровье экономики. (Арслан Мударисов, Дмитрий Михалев. Канал «Алиф», Москва).

Проблема медицинских кадров

- Назрел еще один актуальный вопрос. Сейчас стандартный уровень медицинского обслуживания на высоком уровне. Соответствует ли современные медицинские учреждения этим стандарта в условиях, когда всё-таки существует такая острая нехватка квалифицированных кадров?

- Сегодня, чтобы подготовить специалиста нужно минимум 10-15 лет, нужна хорошая база, где они должны пройти ординатуру или же интернатуру. От этого многое зависит. К сожалению, сегодня многое перешло в коммерцию. Не хотят учить коллег, потому что лучше будет учить свою дочку или сына. Это знания, которые он передает только родственникам. Это нельзя делать, нужно передавать свой опыт и свои знания своим коллегам, чтобы они, работая в других городах, могли эту школу дальше распространять и с собой он ничего не заберет. А про него будут говорить: вот мой учитель был такой-то, вот я учился у такого-то профессора.

- Традиция наставничества, получается, утрачена?

- Да. Этого ни в коем случае нельзя делать, потому что тогда на самом деле медицина у нас будет на самом низком уровне. Но я общаюсь со своими коллегами, которые напрашиваются – «вот я хотел бы пройти у тебя стажировку или специализацию». При своих возможностях я никогда и никому не отказывал, потому что я лично заинтересован, чтобы передать свои знания и чтобы приносить пользу людям, потому что я проездил по всему миру и свои знания нужно передать другому.

- Очевидно, что, действительно, кадровая проблема, в первую очередь, связана с качеством образования и стоит вопрос - где все-таки зарыт корень проблем, связанный с качеством образования и как развернуть эту машину в правильном направлении?

- Мое видение такое, что ни в коем случае нельзя по желанию родителей отправлять учиться в медицинский институт, потому что это очень серьёзная профессия. Я знаю много случаев, когда дети шли в медицину по желанию родителей, а потом получали полное разочарование. Те, которые хотели учиться, быть докторами - у них не было этой возможности, потому что устраивали тех, кто уже договорился устроить своего сына или дочку по своему желанию. Должен быть дар от Всевышнего, призвание, иначе невозможно в медицине работать и занимать чужое место, скажем так. Это играет большую роль. И, конечно, должен быть четкий закон. Вот если взять пример: в Америке, если человек учится на тройки, четверки, то его выгоняют с колледжа, университета. Почему? Потому что там должны быть 100-ые баллы, идёт отсев. Те, которые остаются, пускай хоть 5 человек, становятся хорошими специалистами и врачами. Поэтому и качество совсем другое и подход другой. И сама эта система, которая работает за границей, просто супер.

- Вот как изменился студент-медик за последние годы, на ваш взгляд?

- Во-первых, когда я учился, был совсем другой подход у преподавателей. Сегодня, опять же, по желанию родителей поступают и где-то можно, дав взятку, сдать зачеты или экзамены, где-то можно договориться. Этого нельзя ни в коем случае делать, потом это отражается, опять же, в первую очередь, на него и на больного.

Альтернативная медицина

- Сейчас массовое распространение получили различные альтернативные методы лечения и альтернативные виды медицины. Какое у них будущее, на ваш взгляд и, что вы думаете по поводу пророческой медицины с исламским принципом - хиджама и др. методы, которое используются в последнее время и популярные для мусульман?

- Да, особенно на Кавказе очень популярно кровопускание, лечение пиявками, травами. Этим надо заниматься так, чтобы это было законно. Чтобы человек не просто захотел этим заниматься, а так чтобы обучился, имел образование, сертификат и чтобы это все было законно. А так, конечно, я общался с теми, у кого были очень хорошие результаты. Но это выбор пациента, потому что каждый сам выбирает то лечение, которое ему по душе. Поэтому это тоже психологический момент — эффект Плацебо. Главное, чтобы была налажена система, а не так, что открыл контору и лечит всех подряд. Ни в коем случае. Надо проверить, есть ли у него диплом, где он обучался, есть ли разрешение.

Меры для улучшения российского здравоохранения

- Какие меры и инициативы должно выработать наше правительство, чтобы наша медицина вышла на новый качественный уровень?

- Я думаю, это, в первую очередь, подготовка хороших специалистов, чтобы был уровень и была выстроена система. Не так, чтобы были вровень обычный доктор после института и опытный со стажем хирург, а так чтобы у них даже зарплата отличалась. Потому что все должно зависеть от уровня, опыта. Многое зависит от самой зарплаты: чтобы не было коррупции, подачки и т.д. Должны быть достойные зарплаты.

- Как вы думаете, проблема решится путем вливания огромных сумм, которое сейчас осуществляет правительство?

- Конечно, решится. Вот, если взять в Чечне новые больницы и оборудование по последнему слову. Созданы очень хорошие условия, но остро не хватает специалистов. В первую очередь, я считаю, что прежде чем купить какое-то оборудование, нам надо готовить специалистов. Вот тогда будет соответствующий уровень.

- Хасан Жунидович, благодарю вас, что нашли время для нас и ждем вас еще.

- Спасибо.

Какова цель здравоохранения в любой стране? Сохранение и увеличение главного ресурса любого государства - населения. Однако, в России, похоже, эта основная задача отодвинута на второй план. В результате, как всегда, жертвами становятся обычные люди. Вот также, из-за повсеместной коммерциализации здравоохранения успешность работы рядовых врачей все чаще оценивается не по качеству работы, а по количеству заработанных для отделения денег и выполнении самых формальных нормативов. Жизнь кафедральных сотрудников, преподавателей в медицинских ВУЗах, которые остались верными моральным принципам, катастрофически ухудшилась. Поэтому абсолютно никакие меры не будут эффективны, пока у врачей не появится стимул для повышения собственной квалификации, а преданность своей работе не будет выше заинтересованности обуть очередного пациента.

alif.tv

Российская медицина: вчера - сегодня – завтра

Врач-невролог, медик в пятом поколении Вероника Скворцова впервые стала во главе Минздрава в мае 2012 года. Чем были отмечены последние 6 лет в здравоохранении и что ожидать в ближайшем будущем? «Комсомолка» узнала мнения и прогнозы экспертов.

Руководитель НМИЦ им. В. А. Алмазова, президент Российского кардиологического общества, академик РАН Евгений Шляхто:

- Благодаря комплексу мер по совершенствованию медпомощи в нашей стране неуклонно снижается смертность, в первую очередь - от болезней системы кровообращения. Значительно расширились возможности оказания экстренной помощи пациентам с острым коронарным синдромом и инсультом, в этой области в России теперь применяется весь спектр современных медицинских технологий.

Одним из важных шагов стало создание Минздравом системы национальных медицинских центров. Миссия таких центров - с учетом потребностей каждого региона создать единую управленческую, кадровую и информационную инфраструктуру. От этого выиграют как пациенты, так и врачи.

Вероника Скворцова не только врач, но и по духу - исследователь. Во многом благодаря ее личным усилиям активно развиваются новейшие отрасли: клеточные технологии, биоинформатика, нейронауки и др.

Тремя магистральными направлениями развития в ближайшие годы, на мой взгляд, станут персонализированная, предсказательная и профилактическая медицина. Мы надеемся и уверены, что нас всех ожидает плодотворная и интересная работа.

Первый зампред Комиссии по здравоохранению Общественной палаты РФ, директор Научно-клинического центра отоларингологии ФМБА России, член-корреспондент РАН Николай Дайхес:

- Если брать нашу специализацию, то событием эпохального масштаба для нас стало, конечно, открытие федерального научного центра по хирургии головы и шеи, по отоларингологии - первого в истории нашей страны.

Важным трендом в работе Минздрава стала большая открытость: удалось наладить диалог как с медицинским, так и с пациентским сообществами. Нас слышат, принимают во внимание те вопросы, которые поднимают общественные организации. Вероника Игоревна - врач, клиницист, поэтому мы, врачи, вообще говорим с ней на одном языке.

Но задач на будущее не меньше, чем достижений. Очень важно выработать концепцию борьбы с онкологическими заболеваниями. Еще, на мой взгляд, важно, чтобы высокие технологии медпомощи еще больше погружались в систему ОМС. На практике это даст людям возможность полноценного выбора медицинских центров по всей стране для проведения сложных операций.

Директор Института экономики здравоохранения НИУ ВШЭ Лариса Попович:

- Главное, чего удалось добиться за последние 6 лет, - кардинально переоснастить медицинскую отрасль. Закуплено современное оборудование для поликлиник и больниц, в арсенале госзакупок появились новые лекарства. Очень серьезно изменилась система образования врачей. Большие усилия были вложены в формирование программ здорового образа жизни, это стало трендом. Большие подвижки произошли в международных контактах. Веронику Игоревну очень ценят во Всемирной организации здравоохранения.

Хорошо, что в работе Минздрава сохранится преемственность. Крайне важно продолжить разворачивать систему в сторону пациента, налаживать коммуникацию между врачами и пациентами, между врачами и обществом.

Необходимо продолжить реформирование здравоохранения и устранение зон неэффективности, например, переходить к более таргетным политикам лечения. Нужно сфокусироваться на лекарственном обеспечении в амбулаторном звене - чтобы в самом начале болезни человек получал доступные лекарства и не доходило до госпитализации с запущенной стадией.

Президент Всероссийского общества гемофилии РФ Юрий Жулев:

- В России коренным образом повысилась доступность высокотехнологичной медпомощи. Раньше были огромные очереди, люди ждали годами - сейчас ситуация несравненно лучше, хотя, конечно, есть куда стремиться.

Очень радует, что Минздрав поддерживает пациентоориентированный подход. Одно из его проявлений - проект «Бережливая поликлиника», где грамотно выстраивается маршрутизация пациентов так, чтобы им не приходилось терять время и здоровье в очередях.

Среди задач на будущее - совершенствование льготного лекарственного обеспечения. Это зависит не только от Минздрава, но и от правительства в целом, депутатов. Хочется надеяться, что будут подвижки в лучшую сторону.

www.kp.ru

Итальянский врач - про эпидемию: Убивает не вирус, а состояние медицины в стране

Число жертв нового коронавируса в Италии увеличивается с каждым часом. Обстановка крайне нервная. Мы, живущие на зараженной территории, находимся взаперти уже четыре недели. У каждого теперь есть знакомый или родственник, который умер, как считается, от коронавируса.

Правительство Италии выпустило новый декрет, согласно которому нельзя гулять в одиночку, а на улицу нужно ходить в масках. Мы психологически затерроризированы. Когда тебе звонят друзья, и сообщают о смертях, ощущение и вовсе, будто ты в окопе, и рядом рвутся снаряды. Мы следим за новыми цифрами. Кроме вируса, люди почти больше ни о чем не говорят. Военное положение, штрафы. Экономике, считай, конец.

Закономерный вопрос — почему в Италии наиболее катастрофическая ситуация, а в соседних странах не так страшно? Однако, когда эксперты сопоставили графики заболеваемости и смертности по странам, то увидели, что, в среднем, все страны повторяют сценарий Италии, и идут с отставанием в 9-14 дней, и что постепенно другие страны догоняют Италию. График опубликовал профессор университета UCL из Лондона Марк Хэндли. Все страны идут по нарастающей. Кроме Японии, там кривая растет намного медленнее и, очевидно, развивается другой сценарий.

График заболеваемости по странам из твиттера профессора. Черным цветом обозначена Япония

КТО УМИРАЕТ?

Самый молодой умерший с коронавирусом — 32 года. У него было какое-то хроническое заболевание. Сейчас уже не разглашают тайну пациента. Все случаи, когда умирает человек младше 60, ярче отражаются в СМИ. И в какой-то момент кажется, что вирус косит молодых тоже.

Однако, у всех при внимательном рассмотрении были другие болезни, а вирус дал осложнения. Пока же подавляющее большинство жертв коронавируса пожилые пациенты. Смертность по Италии официально — 5,8%. В отдельных зонах она достигает 10%. Женщин среди умерших — 28,4%, остальные мужчины. Отмечается, что почти все умершие были старше 70 лет. Молодые все-таки исключение. К примеру, погибший парень 39 лет имел ожирение и диабет.

Тех, кто моложе 50, от вируса скончалось 17 человек. Остальные - по статистике все-таки - старики под 80 с патологиями. Конечно, на статистику влияет то, что чем моложе, тем больше приоритет на аппарат ИВЛ, их не хватает.

У нашей подруги ее мать и сестра оказались в одной палате с коронавирусом. Мать умирала на глазах дочери. На нее не хватило аппарата, ей вкололи морфин, чтобы она уходила без боли. А сама дочь находилась рядом в тяжелом состоянии на аппарате. Существует список заболеваний, который повышает риск осложнений.

Большая часть людей с нормальным иммунитетом может переносить заболевание в легкой форме или даже бессимптомно. Риск увеличивается в процентах: + 10,5% для пациентов с сердечно-сосудистыми заболеваниями; + 7,3% для диабетиков; + 6,3% для лиц, страдающих хроническими респираторными заболеваниями; + 6% для людей с гипертонией; + 5,5% для больных раком. Курильщики тоже в зоне риска, они его хватают мгновенно.

Согласно статистике, вирус вызывает пневмонию, которая приводит к реанимации 4-5% пациентов в мире, и 10% у нас в Ломбардии. Похоже, у нас тут иммунитет понижен.

Интересно, что если умрет раковый больной с коронавирусом, он войдет и в статистику умершего от рака, и от вируса. В крайне редких случаях вирус может вызвать смерть здоровых молодых людей.

Правительство Италии выпустило новый декрет, согласно которому нельзя гулять в одиночку, а на улицу нужно ходить в маскахФото: REUTERS

ПОЧЕМУ ВРАЧ-НАНОПАТОЛОГ ПРОТИВ КАРАНТИНА

19 марта каналу byoblu24 дал большое интервью нанопатолог с 40-летним стажем работы в операционных, доктор и профессор Стефано Монтанари. Это шокирующее интервью, потому что он сказал, что в реальности непосредственно от коронавируса в Италии умерли всего 3 человека. Но что же убивает, если не вирус? Приведу выдержку из его интервью.

- Наши политики последние 10 лет делали все, чтобы разрушить итальянскую медицину. Закрывались отделения и целые госпитали, персонал увольняли. Когда я слышу, что в Италии лучшая медицина в мире, у меня опускаются руки, и не только руки. Это неправда! Закупки оборудования и расходных материалов производились по минимуму. Расходы на медицину резали нещадно. Плюс огромная коррупция. То, что в обычной стране стоит 10 евро, в Италии - 20. И те минимальные средства, которые имелись в распоряжении, расходовались бездарно. К примеру, зачем-то купили 27 миллионов доз вакцины от свиного гриппа, которые потом выбросили, а на аппараты ИВЛ денег не было.

Наша медицина была не готова к такому количеству больных с осложнениями на легкие. То, чем опасен этот вирус. Но проблема не в вирусе! Да, вирус есть, он абсолютно новый. Я пока точно не могу сказать, произвели ли его в лаборатории, или он пришел от летучих мышей, или еще откуда-то. Насчет мышей я очень сомневаюсь, тогда уж сразу от единорогов. Точно могу сказать — он новый и он молодой, он мутирует с космической скоростью, он пока в фазе поиска своего статуса, в котором он потом застынет. Вчера это был один вирус, а завтра это уже другой вирус. В Италии не тот вирус, что был в Китае. А в Германии не тот, что в Италии. А еще у него невероятная проникаемость, он патологически контагиозный. Но на здоровых он протекает бессимптомно. По моим предположениям, если мы сделаем тесты всем гражданам Италии, то обнаружим, что как минимум половина населения уже положительна.

Поделиться видео </>

Итальянский Кодоньо опустел из-за угрозы распространения коронавируса.

Все разговоры про вакцину в этих условиях — мошенничество мирового масштаба. Он так быстро мутирует, что мы за ним не угонимся, создавая вакцины. К тому же от этого типа вирусов нельзя привиться. Ну привьешься, и можешь 200 раз им переболеть. На него не вырабатывается иммунитета! Если бы я 50 лет назад сказал своему научному руководителю о возможности привиться от коронавирусов, он бы меня выкинул за дверь. Вакцины от вирусов ОРВИ — это гениальная идея и ложь фармакологического бизнеса. Я уверен, закончится тем, что нас обязуют всех сделать прививку, и заработают на этом свои миллиарды.

У каждого теперь есть знакомый или родственник, который умер, как считается, от коронавирусаФото: REUTERS

Откуда грузовики с трупами? Почему столько умерших? Причина — в разрушенной медицинской системе Италии. Прежняя система справилась бы с нагрузкой.

То, что я наблюдаю сейчас, это какой-то апофеоз маразма. Нами руководят «капитаны Скеттино», которые абсолютно не понимают, что творят. Или же прекрасно понимают и знают свою цену. Компетенция руководителей крайне низкая. Зачем нужны резиновые перчатки? Зачем эти маски? Перчатки разрушительно действуют на естественный защитный барьер кожи. У нас очень умная кожа! Маски — вообще смешно! Для здорового это все равно, что поставить забор из палок против комаров. Вокруг нас миллиарды миллиардов вирусов. И если рядом с вами есть коронавирус, маска вас вообще не защитит. А если человек болен, то ему эту маску надо менять каждые 2-3 минуты. Иначе это тоже теряет смысл.

ПО ТУ СТОРОНУ АБСУРДА

Поделиться видео </>

Карантин «по-итальянски».Итальянцы не были бы итальянцами, если бы даже в ситуации ЧП и полного карантина не нашли способа побыть вместе в веселой, шумной компании

- Люди не должны сидеть по домам, в страхе и без движения. - считает доктор Монтанари. - Люди должны двигаться, гулять на солнце, сейчас авитаминоз. Правительство своими мерами крайне вредит здоровью населения. Даже если человек бессимптомно переносит вирус, то есть он по сути здоров, а ему говорят, что он болен, то это скажется на его здоровье. Как и на здоровье всех тех, кто сейчас запуганный сидит по домам, не получая витамина D, ведя малоподвижный образ жизни, в неопределенности за свое будущее. Я считаю, что группа риска — пенсионеры - тоже должны спокойно выходить на улицы, вести свой нормальный образ жизни. Жизнь взаперти убьет больше, чем коронавирус. Хотя, возможно, это и есть цель. Мы же находимся по ту сторону абсурда!

Есть важный момент не в моей компетенции — это экономика. Сейчас все закрыто, кроме биржи. Она упала уже почти до земли. Лишь биржа работает, и миллионеры могут скупить по очень низким ценам лакомые предприятия. А когда будет дан сигнал закончить «операцию», то они внезапно окажутся владельцами огромных состояний. Миллионеры станут миллиардерами, богатые — сверхбогатыми, а средний класс — нищими. Я считаю, что все было устроено ради этого. И ради будущей миллиардной прибыли от якобы чудесной вакцины. От вируса, от которого не может быть иммунитета, и значит, не может быть вакцины.

Поделиться видео </>

Италия переживает крупнейшую за пределами Азии вспышку COVID-19.

ПО ТЕМЕ

Ученые озадачены: коронавирус поражает мужчин и щадит женщин

В Италии, где на сегодняшний день от пневмонии нового типа скончались свыше четырех тысяч человек, более 70% умерших были именно представителями сильного пола. Исследования в Китае, откуда началось распространение инфекции по всему миру, тоже показывают, что примерно две трети (около 64%) умерших пациентов – мужчины (подробности)

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Геннадий Онищенко - Александру Гамову: Ты - паразит! С коронавирусом надо разговаривать на «вы»

Доктор медицинских наук, депутат Госдумы рассказал в эфире Радио «Комсомольская правда» рассказал нашему корреспонденту о важности выполнения предписаний врачей и прокомментировал поведение скупающих гречку людей (подробности)

Главврач больницы из Коммунарки: Мы лечим коронавирус с помощью средства от ВИЧ и закона Ньютона

В Москве все пациенты с подозрением на коронавирус поступают в городскую клиническую больницу №40 на “Коммунарке”. Денис Проценко оказался на передовом рубеже борьбы с новой угрозой. Мы приводит самое интересное из его интервью (подробности)

СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ

«Комсомольская правда» и рок-музыканты против коронавируса!

Чтобы приободрить вас в самоизоляции и поднять настроение в непростое время, «Комсомольская правда» провела радиомарафон «Рок против коронавируса». Для вас спели «Воскресение», «Casual», «Конец Фильма», «Princesse Angine», «НЕАРИНАМЕНЯ», «Билет на Луну», «Старый приятель», «Мультфильмы», «Керамика», «Ромарио» и другие.

А эксперты рассказали, как бороться со своими страхами и как заниматься фитнесом в домашних условиях, как организовать удаленную работу и что смотреть, пока сидишь на карантине.

Слушайте полезные советы и подпевайте музыкантам! Нас — целая страна. Вместе — классно! (слушать)

www.kp.ru


Смотрите также