Евгений наумович имянитов


Отдел биологии опухолевого роста

Руководитель отдела – доктор медицинских наук, профессор, член.-корр. РАН Имянитов Евгений Наумович.

В 1989 году закончил Первый Ленинградский медицинский институт им. И.П. Павлова.

С 1989 по 1992 гг. проходил аспирантуру в НИИ онкологии им. проф. Н.Н. Петрова, после защиты кандидатской диссертации стажировался в Институте биохимии им. М. Планка (Мюнхен, Германия).

В 1992 году защитил кандидатскую диссертацию,

в 2001 г. – докторскую.

В 2004 г. Е.Н. Имянитову присвоено звание профессора.

В 2016 г. избран членом-корреспондентом РАН

 С 2005 г. возглавляет лабораторию молекулярной онкологии НИИ онкологии им. Н.Н. Петрова, с 2007 г. – отдел биологии опухолевого роста. Помимо этого, руководит кафедрой медицинской генетики в Санкт-Петербургском Педиатрическом медицинском университете  и является профессором кафедры онкологии Северо-западного университета им. И.И. Мечникова.

Основные научные достижения Е.Н. Имянитова связаны с внедрением молекулярной диагностики онкологических заболеваний в Российской Федерации. В частности, под руководством Е.Н. Имянитова изучены особенности наследственных онкологических синдромов в Российской Федерации и внедрены доступные методы выявления соответствующих больных.

В 2012 г. коллективом, возглавляемым Е.Н. Имянитовым, был открыт новый ген наследственного рака молочной железы - BLM.

Другим направлением деятельности Е.Н. Имянитова является развитие молекулярных методов, позволяющих повысить клиническую и экономическую эффективность применения противоопухолевых препаратов. В частности, разработаны и используются в клинической практике молекулярные тесты, позволяющие прогнозировать чувствительность новообразований к дорогостоящим лекарственным препаратам (ингибиторам рецептора эпидермального фактора роста, фторпиримидинам, препаратам платины, таксанам и т.д.).

Помимо клинико-прикладных исследований, Е.Н. Имянитовым активно изучаются некоторые фундаментальные аспекты онкологии, в частности молекулярный патогенез опухолей молочной железы, лёгкого, яичника, желудка и т.д.

Результаты этих исследований представлены в более чем 120 научных статьях, опубликованных в престижных международных журналах.

www.niioncologii.ru

Онколог Евгений Имянитов: «Лечение рака не чудо, а планомерная работа»

Ажиотаж вызвало заявление израильских учёных, обещавших уже через год вывести на рынок генетическое лекарство, способное победить любой вид рака. Стоит ли рассчитывать на генную терапию и возможна ли в принципе панацея от рака?
Наш эксперт — член правления Российского общества клинической онкологии (RUSSCO), руководитель отдела биологии опухолевого роста лаборатории молекулярной онкологии ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова» Минздрава России, член-корреспондент РАН, доктор медицинских наук, профессор Евгений Имянитов.

Вмешательство в геном

– Евгений Наумович, генная терапия кажется перспективной. Раз рак — это результат генетических мутаций, то почему бы не вмешаться в геном и не устранить его первопричину?

– Речь идёт, по-видимому, о технологии CAR-T, которая заключается в том, чтобы «обучить» иммунную систему пациента распознавать и уничтожать опухолевые клетки, несущие на своей поверхности определённые маркеры. Суть метода в том, что у пациента берут клетки крови (T лимфоциты), включают в их геном специальный рецептор (CAR), распознающий опухолевые белки, а затем, уже «отредактированные», вводят обратно. И эти клетки уничтожают опухоль. Но, к сожалению, панацеей такая технология быть не может, поскольку каждая опухоль имеет индивидуальные характеристики и поэтому по-разному реагирует на то или иное лечение. К тому же генная терапия пока эффективна лишь для узкого спектра определённых онкогематологических заболеваний и имеет массу ограничений для использования. Да и единственный такой препарат зарегистрирован пока только в США. А стоит такое лечение не менее полумиллиона долларов, ведь оно персонализированное. Если бы это была панацея, то и цена лекарства быстро бы снизилась.

Я не хочу умалять значение генетических открытий, но пока нет оснований и преувеличивать его.

– А что насчёт онколитических вирусов? Ведь они, как говорят, способны наносить двойной удар: и сами уничтожают раковые клетки, и иммунную систему к этому подключают.

– Ни одного онколитического вируса на поздних стадиях клинических испытаний на сегодня нет. И хотя сама идея лечения весьма остроумная, никто из учёных ещё даже не подошёл к третьей фазе испытаний, после которых может идти речь о регистрации препарата.

Главный прорыв

– Так, значит, ничего нового и уникального в лечении рака не происходит?

– Конечно, происходит. Каждый год появляются 2-3 новых препарата, более специфические, чем те, что были раньше. В прошлом году, например, Нобелевскую премию по медицине вручили именно по онкологии, что является большой редкостью в этой области. Открытие нового направления — иммунотерапии, имеющей потенциально более широкое применение, чем генная терапия, является безусловным прорывом в лечении рака за последние 5 лет. Просто все эти изменения не носят характера большого скачка. Это поступательный, планомерный процесс. Ведь даже открытие, удостоенное Нобелевской премии в 2018 году, взяло своё начало ещё в 90 х годах прошлого века. Так что работа идёт, но на чудеса рассчитывать не стоит.

– А иммунотерапия подходит всем или тоже нет?

– К сожалению, не всем. Во-первых, сама опухоль может быть не иммуногенной, а во-вторых, не всегда стимуляция иммунитета приводит к хорошим последствиям, иногда такое лечение может дать опасные побочные эффекты, поэтому метод должен применяться очень взвешенно.

– То есть по-прежнему операция, химио- и лучевая терапия остаются главными и, по сути, единственными методами?

– Главными, но не единственными. Например, сейчас в онкологии активно применяется радиохирургия (гамма-нож, кибернож), и такое лечение входит в стандарты лечения рака. Это очень мощный и при этом малоинвазивный метод, с помощью которого можно уничтожать и сами опухоли, и их метастазы, при этом не оказывая повреждающего влияния на здоровые ткани. Есть масса других лечебных методов, таких как, например, фотодинамическая и протонная терапия. Каждый из них по отдельности не универсален, но если применяется в совокупности и по показаниям, то результаты даёт хорошие.

Не бояться лечить!

– Люди боятся не только самого рака, но и его лечения. Станет ли оно когда-нибудь менее мучительным и опасным?

– Оно уже является таким по целому ряду позиций. Побочных эффектов стало меньше, встречаются они реже и лучше контролируются. До середины 90 х годов главным риском химиотерапии была гематологическая токсичность: препараты для лечения рака зачастую угнетали кровяной росток, что было смертельно опасно. Но сегодня существуют ростовые факторы, которые компенсируют это осложнение.

Также есть виды терапии, которые вовсе не вызывают побочных эффектов: например, таргетные препараты для лечения рака лёгкого с определёнными мутациями или препараты для лечения HER 2 позитивного рака молочной железы практически не оказывают негативного влияния на организм. Появилось и очень много вспомогательных препаратов, которые снимают тошноту, рвоту. Недаром многие больные, которые находятся на лечении, ведут нормальный образ жизни и даже продолжают работать. И это, конечно, огромный прогресс, о котором почему-то мало говорят.

– А всё-таки рак – излечимое заболевание или нет?

– Многое зависит от локализации опухоли, её биологии и других моментов. Например, есть некоторые виды рака, про которые можно с большой долей уверенности сказать, что если после лечения прошло три года и всё нормально, то и дальше всё будет хорошо. А вот при раке молочной железы даже через четверть века могут сохраняться «дремлющие» раковые клетки. Поэтому онкологические пациенты после проведённого лечения должны оставаться под наблюдением всю жизнь. К тому же проведённые химио- и радиотерапия могут увеличивать риск развития других опухолей в будущем. Не фатально, но риск имеется.

Предупреждён – значит вооружён

– Посоветуйте, как защититься от рака?

– Самое главное — не курить. Курение существенно увеличивает риск развития многих онкологических заболеваний. В остальном можно всё, но в разумных пределах. Конечно, важно придерживаться здорового образа жизни и питания, достаточно двигаться и прочее. А ещё необходимо профилактически обследоваться в рамках существующих скринингов, поскольку многие наиболее распространённые виды рака можно обнаружить на ранних стадиях благодаря таким программам.

Источник: aif.ru

tobewell.info

Онколог Евгений Имянитов: «Лечение рака не чудо, а планомерная работа» | Здоровая жизнь | Здоровье

Наш эксперт – член правления Российского общества клинической онкологии (RUSSCO), руководитель отдела биологии опухолевого роста лаборатории молекулярной онкологии ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н. Н. Петрова» Минздрава России, член-корреспондент РАН, доктор медицинских наук, профессор Евгений Имянитов.

Вмешательство в геном

Елена Нечаенко, «АиФ Здоровье»: Евгений Наумович, генная терапия кажется перспективной. Раз рак – результат генетических мутаций, то почему бы не вмешаться в геном и не устранить его первопричину?

Евгений Имянитов: Речь идёт, по-видимому, о технологии CAR-T, которая заключается в том, чтобы «обучить» иммунную систему пациента распознавать и уничтожать опухолевые клетки, несущие на своей поверхности определённые маркеры. Суть метода в том, что у пациента берут клетки крови (T‑лимфоциты), включают в их геном специальный рецептор (CAR), распознающий опухолевые белки, а затем, «отредактированные», вводят обратно. И эти клетки уничтожают опухоль. Но, к сожалению, панацеей такая технология быть не может, поскольку каждая опухоль имеет индивидуальные характеристики и поэтому по-разному реагирует на то или иное лечение. К тому же генная терапия пока эффективна лишь для узкого спектра определённых онкогематологических заболеваний и имеет массу ограничений для использования. Да и единственный такой препарат зарегистрирован пока только в США. А стоит такое лечение не менее полумиллиона долларов, ведь оно персонализированное. Если бы это была панацея, то и цена лекарства быстро бы снизилась.

Я не хочу умалять значение генетических открытий, но пока нет оснований и преувеличивать его.

– А что насчёт онколитических вирусов? Ведь они, как говорят, способны наносить двойной удар: и сами уничтожают раковые клетки, и иммунную систему к этому подключают.

– Ни одного онколитического вируса на поздних стадиях клинических испытаний на сегодня нет. И хотя сама идея лечения весьма остроумная, никто из учёных ещё даже не подошёл к третьей фазе испытаний, после которых может идти речь о регистрации препарата.

Главный прорыв

– Так, значит, ничего нового и уникального в лечении рака не происходит?

– Конечно, происходит. Каждый год появляются 2–3 новых препарата, более специфические, чем те, что были раньше. В прошлом году, например, Нобелевскую премию по медицине вручили именно по онкологии, что является большой редкостью в этой области. Открытие нового направления – иммунотерапии, имеющей потенциально более широкое применение, чем генная терапия, является безусловным прорывом в лечении рака за последние 5 лет. Просто все эти изменения не носят характера большого скачка. Это поступательный, планомерный процесс. Ведь даже открытие, удостоенное Нобелевской премии в 2018 году, взяло своё начало ещё в 90‑х годах прошлого века. Так что работа идёт, но на чудеса рассчитывать не стоит.

– А иммунотерапия подходит всем или тоже нет?

– К сожалению, не всем. Во‑первых, сама опухоль может быть не иммуногенной, а во‑вторых, не всегда стимуляция иммунитета приводит к хорошим последствиям, иногда такое лечение может дать опасные побочные эффекты, поэтому метод должен применяться очень взвешенно.

– То есть по-прежнему операция, химио- и лучевая терапия остаются главными и, по сути, единственными методами?

– Главными, но не единственными. Например, сейчас в онкологии активно применяется радиохирургия (гамма-нож, кибернож), и такое лечение входит в стандарты лечения рака. Это очень мощный и при этом малоинвазивный метод, с помощью которого можно уничтожать и сами опухоли, и их метастазы, при этом не оказывая повреждающего влияния на здоровые ткани. Есть масса других лечебных методов, таких как, например, фотодинамическая и протонная терапия. Каждый из них по отдельности не универсален, но если применяется в совокупности и по показаниям, то результаты даёт хорошие.

Не бояться лечить!

– Люди боятся не только самого рака, но и его лечения. Станет ли оно когда-нибудь менее мучительным и опасным?

– Оно уже является таким по целому ряду позиций. Побочных эффектов стало меньше, встречаются они реже и лучше контролируются. До середины 90‑х годов главным риском химиотерапии была гематологическая токсичность – препараты для лечения рака зачастую угнетали кровяной росток, что было смертельно опасно. Но сегодня существуют ростовые факторы, которые компенсируют это осложнение.

Также есть виды терапии, которые вовсе не вызывают побочных эффектов: например, таргетные препараты для лечения рака лёгкого с определёнными мутациями или препараты для лечения HER‑2‑позитивного рака молочной железы практически не оказывают негативного влияния на организм. Появилось и очень много вспомогательных препаратов, которые снимают тошноту, рвоту. Недаром многие больные, которые находятся на лечении, ведут нормальный образ жизни и даже продолжают работать. И это, конечно, огромный прогресс, о котором почему-то мало говорят.

– А всё-таки рак – излечимое заболевание или нет?

– Многое зависит от локализации опухоли, её биологии и других моментов. Например, есть некоторые виды рака, про которые можно с большой долей уверенности сказать, что если после лечения прошло 3 года и всё нормально, то и дальше всё будет хорошо. А вот при раке молочной железы даже через четверть века могут сохраняться «дремлющие» раковые клетки. Поэтому онкологические пациенты после проведённого лечения должны оставаться под наблюдением всю жизнь. К тому же проведённые химио- и радиотерапия могут увеличивать риск развития других опухолей в будущем. Не фатально, но риск имеется.

Предупреждён – значит вооружён

– Посоветуйте, как защититься от рака?

– Самое главное – не курить. Курение существенно увеличивает риск развития многих онкологических заболеваний. В остальном можно всё, но в разумных пределах. Конечно, важно придерживаться здорового образа жизни и питания, достаточно двигаться и прочее. А ещё  необходимо профилактически обследоваться в рамках существующих скринингов, поскольку многие наиболее распространённые виды рака можно обнаружить на ранних стадиях благодаря таким программам.

aif.ru

Структура и органы управления образовательной организацией

]]>
Наименование структурного подразделения Руководители структурных подразделений Место-
нахождение струк-
турных подраз-
делений
Положения о структурных подразделениях (об органах управления)
Ф.И.О. Должности Контактные телефоны Электронная почта
Дирекция Беляев Алексей Михайлович Директор (812) 439-95-66 [email protected] 197758, г. Санкт–Петербург, пос. Песочный, ул. Ленинградская, дом 68
       
 
Дирекция Щербаков Александр Михайлович Заместитель директора (812) 439-95-30  
Дирекция Сергей Васильевич Киричук Заместитель директора по общим вопросам (812) 439-95-55 доб. 2226  
Бухгалтерия Клабукова Ольга Александровна Главный бухгалтер (812) 439-95- 50  
Отдел кадров Казакова Ольга Владимировна Начальник отдела кадров (812) 439-95- 48  
Отдел планирования и координации научных исследований Шарафанова Ольга Сергеевна Заведующая (812) 439-95-54  
Отдел учебно-методической работы Рогачев Михаил Васильевич Заведующий (812) 439-95-29 Положение
Научная библиотека Коротаева Ольга Васильевна Заведующая (812) 439-95-55  
Музей НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова Плисс Геня Борисович Заведующий (812) 439-95-57  
Отдел организации доклинических и клинических исследований Полторацкий Артем Николаевич Заведующий 68 (812) 439-95-55 (доб. 3301)  
Научная лаборатория онкологической статистики Мерабишвили Вахтанг Михайлович Заведующий (812) 439-95-47  
Отдел развития и внешних связей Комаров Юрий Игоревич Заведующий (812) 439 95 55 (4215)  
Научный отдел морфологии опухолей Артемьева Анна Сергеевна Заведующая (812) 439-95-33  
Научное отделение торакальной онкологии Левченко Евгений Владимирович Заведующий (812) 439-95-02  
Научное отделение опухолей желудочно- кишечного тракта Карачун Алексей Михайлович Заведующий (812) 439-95-04  
Научное отделение общей онкологии и урологии Гафтон Георгий Иванович Заведующий (812) 439-95-03  
Научное отделение опухолей молочной железы Семиглазов Владимир Федорович Заведующий (812) 439-95-55  
Научное отделение онкогинекологии Берлев Игорь Викторович Заведующий (812) 439-95-55  
Научный отдел инновационных методов терапевтической онкологии и реабилитации Семиглазова Татьяна Юрьевна Заведующая (812) 439-95-38  
Научный отдел онкоиммунологии Балдуева Ирина Александровна Заведующая    
Научный отдел радиационной онкологии и лучевой диагностики Канаев Сергей Васильевич  Заведующий (812) 439-95-08  
Научная лаборатория канцерогенеза и старения Анисимов Владимир Николаевич Заведующий (812) 439-95-34  
Научная лаборатория химиопрофилактики рака и онкофармакологии Беспалов Владимир Григорьевич Заведующий (812) 439-95-63  
Научная лаборатория молекулярной онкологии Имянитов Евгений Наумович Заведующий (812) 439-95-28  
Научная лаборатория онкоэндокринологии Берштейн Лев Михайлович Заведующий (812) 439-95-36  
Виварий Веселова Лариса Петровна Заведующая (812) 439-95-35  
Административно-управленческая часть Карицкий Андрей Петрович Главный врач (812) 439-95-40  
Административно-управленческая часть Снеткова Наталья Викторовна Главная медицинская сестра (812) 439-95-42  
Административно-управленческая часть Литвин Анна Юрьевна Заместитель главного врача по клинико-экспертной работе (812) 439-95-16  
Административно-управленческая часть Донских Роман Владимирович Заместитель главного врача по медицинской части (812) 439-95-70  
Административно-управленческая часть Глущенко Владимир Анатольевич Заместитель главного врача по анестезиологии-реанимации    
Хирургическое отделение опухолей молочной железы Криворотько Петр Владимирович Заведующий (812) 439-95-01  
Хирургическое торакальное отделение Левченко Евгений Владимирович Заведующий (812) 439-95-02  
Хирургическое отделение опухолей головы и шеи Раджабова Замира Ахмед-Гаджиевна Заведующая (812) 439-95-11  
Хирургическое отделение онкоурологии и общей онкологии Носов Александр Константинович Заведующий (812) 439-95-12  
Хирургическое отделение абдоминальной онкологии Карачун Алексей Михайлович Заведующий (812) 439-95-04  
Хирургическое онкогинекологическое отделение Микая Николай Александрович Заведующий (812) 439-95-07  
Отделение анестезиологии- реанимации Розенгард Сергей Аркадьевич Заведующий (812) 439-95-09  
Отделение химиотерапии и инновационных технологий Проценко Светлана Анатольевна Заведующая (812) 439-95-05  
Химиотерапевтическое отделение онкологии, гематологии и трансплантации костного мозга с палатой реанимации и интенсивной терапии Зюзгин Илья Сергеевич Заведующий (812) 439-95-06  
Отделение химиотерапии и комбинированного лечения злокачественных опухолей у детей Кулева Светлана Александровна Заведующая (812) 439-95-10  
Отделение радиотерапии Новиков Сергей Николаевич Заведующий (812) 439-95-08  
Отделение краткосрочной химиотерапии Ткаченко Елена Викторовна Заведующая (812) 439-95-75  
Аптека Коршунова Наталия Анатольевна Заведующая (812) 439-95-19  
Отделение клинической лабораторной диагностики Галунова Татьяна Юрьевна Заведующая (812) 439-95-27  
Отделение лучевой диагностики Мищенко Андрей Владимирович Заведующий (812) 439-95-26  
Отделение общей терапии и функциональной диагностики Мельник Лариса Ивановна  Заведующая (812) 439-95-39  
Отделение переливания крови Мацнева Мария Александровна Заведующая (812) 439-95- 17  
Отделение эндоскопии Ткаченко Олег Борисович Заведующий (812) 439-95-73  
Патологоанатомическое отделение с прозектурой Артемьева Анна Сергеевна Заведующая (812) 439-95-35  
Стоматологическое отделение Ульянов Александр Владимирович Заведующий (812) 439-95-65  

www.niioncologii.ru


Смотрите также